?

Log in

нарциссу грезится рай [entries|friends|calendar]
весна милошевич

[ website | немного моих стишков:) ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

в жизни так не говорят [07 Jan 2015|07:53pm]
когда я не думаю о съемке предстоящей скоро предстоящей когда-нибудь, когда я думаю о чем-то другом в кино, о том как тонка грань между документалистикой и постановкой и как интересно было бы снимать документальное кино в с элементами постановки (тут визуальная часть конечно для меня играет роль), то я задумываюсь о проблеме сценария.

пафосно раздувая щеки, мы кидаем на стол скрипт средней руки российского сериала и презрительно сощурившись, провозглашаем

в жизни так не говорят.

тут конечно летят фиолетовые, золотистые и изумрудные конфетти, барышни начинают заливисто смеяться, с грохотом открываются мерцающие бутылки шампанского, искрятся и бликуют на зеркалах нашего чувства собственной значимости. "вот мы молодцы, вот сказали, как отрезали, на тебе." мы абсолютно забываем о том, что как в кино в жизни тоже не говорят. так.

сегодня я скользила по заснеженной улице, как обычно холодный пар шел от химического льда на асфальте, не поднимаясь на слишком высокое расстояние, но достаточное для того, чтобы изо всей силы бить мне в нос отвратительным смешением типичных городских запахов середины московской зимы. за мной торопились два молодых узбека, один из который как будто подпрыгивал и напевал какой-то усредненный мотив из популярного творчества эстрадных исполнителей и восточной мелодии, которую можно услышать в глубинах субкультуры среднеазиатских рынков. "тетенька, ой тетенька," - это был основной текст песни, который мне удалось расслышать. когда парочка поравнялась со мной, узбек с обычной доли хамоватой приветливости крикнул: "девушка, а курить вредно!" я не задумываясь ответила: "а вам скорее всего очень вредно жить.." они рассмеялись и как голуби пролетели далее, взмахивая куцыми крыльями, туда в сторону магазинчиков пешей доступности с дешевым пивом и неприветливыми кассирами.

я остановилась и подумала: "надо было сказать что-то типа "а вы скорее всего курите что-то покрепче моих сигарет.." ну как-то так. то есть что-то сострить. эх, не подумала сразу."

и тут снизошло. вот оно. именно поэтому в большинстве сценариев "так в жизни не говорят." мы произносим случайные фразы на улице, не задумываясь о том, как мы могли бы ввернуть пару-тройку фразеологизмов. мы говорим потоком, вытаскивая первые приглянувшиеся эмоции помноженные на уровень образования, начитанности и жизненный опыт. а когда сценарист пишет скрипт он может много часов подряд размышлять о том, что конкретно сказала василиса василию, задать самому себе три тысячи вопросов, выпить литры чая, кофе или чего-то не того съесть, например. и получается "так в жизни не говорят".

с другой стороны, если перенести весь поток фраз обыденной жизни на киноэкран мы получим бесконечное число эканий и аканий, слов-паразитов и пустой лексики, заполняющей эфир и кинокадр. но поскольку в кино время гораздо сильнее сжато, чем в жизни, для настоящих слов времени не останется, или же персонажи будут постоянно болтать о всякой чепухе в своем социальном пространстве, которое не будет созвучно довольно широкому кругу ценителей искусства. при этом обыденность фраз (как например у прекрасного Хлебникова в свободном плавании) может быть использована специально и усилить драматургию фильма. но ведь это скорее исключение из правил.

таким образом. "в жизни так не говорят" - справедливо. "в кино не должны говорить как в жизни" - тоже справедливо.
похвалить

павел [18 Jan 2014|09:05pm]
если бы мой отец не умер много лет назад, сегодня ему бы исполнилось 63 года. он был бы таким же непонятым и зажигательным мужиком, который умел постоять за себя, ненавидел форматы, готов был бороться с системой. мой отец подарил мне первую камеру, когда мне было семь лет. мы не умели читать мануалы, снимали на максимальном приближении по трансфокатору, в общем творили много чуши. когда мне исполнилось тринадцать, отец подарил мне sony handycam. он безрадостно бродил со мной по просторам наших дачных деревень - я снимала его стихи, которые он произносил в камеру, да это было круто, и вообще нет человека в мире лучше, чем мой отец. Потом он учил меня слагать стихи, мы выискивали самые темные места из сталкера и соляриса, и он говорил мне.

теперь я одна. я глажу шкуру кота, готовлю обед, пытаюсь заработать денег и при этом сделать кино. так сделать, чтобы папа, отвернувшись от "искателя", сказал: "круто сняла". наверное у меня куча комплексов из-за этого. но я не боюсь. в конце концов, мой отец вообще ничего не боялся. даже смерти.
4 похвалило похвалить

улица раззакова [17 Oct 2013|11:35am]
после неудачи в винном магазине меня спонтанно вынесло на классическую геометрию улицы раззакова. я тогда закричала "а вы понимаете, где мы теперь? ведь тут я ходила в шуршаших восточных нарядах, летала по заснеженным ступеням заброшенного университета, пойдемте вдаль, дойдем до конца этой улицы, ведь сейчас лето, и неуловимая прямая рано или поздно выведет нас к пескам ала-арчи."

я была удивлена и обескуражена, я меньше всего ожидала оказаться здесь спустя столько лет, тем более я удивлялась спокойному гулу нашей разноцветной топлы, несущейся по тихим разломам еще революционного асфальта. я поймала себя на радостной мысли "как хорошо, что я не знаю этих людей, эти лица новы и интересны мне. еще должно пройти время, пока я изучу их строение, пока мне не надоест предвкушение изменений мимики, повторение жестов, сгибание локтей при ходьбе. пока все еще ново." когда мы дошли до конца улицы и вполтную приблизились к проспекту, я поняла отчего все двигались так тихо. гроб стоял посреди палисадника, вокруг собралась небольшая толпа людей. палисадник был скорее похож на место, где совершается свадебный обряд, и даже гости этих импровизированных поминок были одеты в лиловато-коричневое. я вздрогнула, и слезы полились, от безысходности, от понимания бессовестности моих стремлений.

р. рассказывала про иссык-куль в обед, а у меня заболело сердце. ведь я тоже была там. когда? зачем? время все стирает. когда-то я была счастлива.

я всегда боялась похорон. я не люблю смерть и не хочу покоряться ей, хотя она присутствует везде - она обрамляет работу, отношения, даже автомобили. нет ничего более жалкого, чем забытая дедушкина волга, которую он холил и лелеял для внука. холодный октябрьский ветер вкупе с грустным голосом ар., который подтвердил мои гипотезы - жизнь длится до тех пор, пока ты ее ткешь. как только нитки запутываются в череде бесконечных "надо", происходит кризис. надо жить жить и пусть постоянная планка выведет меня на истинный свет событий. да.
1 похвалило похвалить

семиотика кухни [31 Aug 2013|12:01am]
- когда я читала кастанеду, я три часа ползала по полу, пытаясь понять можно ли найти ту самую точку средоточия.
- ты была пьяной?
- нет. я пыталась понять, может ли этот принцип действовать без наркотиков.
- и к каким же выводам ты пришла?
- не может.
- молодец, н. эмпирический анализ.


все идеи в нашем кругу рождаются после как минимум получаса оживленной интеллектуальной битвы на кухнях. они не могут явить себя миру на балконе или в гостиной. кухня - начало и конец схематичного вороха слов, припорошенных пылью неразличимых шизофреничности и таланта. энергетика кухни позволила ей эволюционировать не только в социокультурный знак, но и стать инструментом моделирования возможного или даже желанного будущего. в нашем узком случае - творческой реальности. причина в заранее заданных размерах и расположении действующих лиц. в гостиной слишком много места и потолок привлекает-притягивает, а того кто попроще - светящийся в углу магический четырехугольник, на балконе диалог о пейзаже, так как именно он главенствует - перспектива, неважно отвратительна ли она или роскошна, занимает оперативную память, и вот ты уже говоришь о том, что в многоэтажке напротив в настоящей московской тюрьме проживает несколько сотен (а если быть более точным - 742) человек, против здравого смысла, и каждый вечером постарается вернуться домой.
на кухне этого нет. если кухня еще и маленькая, это чудесно, так как не можешь концентрироваться на деталях интерьера. внутренняя камера фиксирует обстановку быстрее, ну а уж смотреть в чашку с чаем и подавно нет никакой надобности. если ты готовишь чаще всего только чай, то видишь лишь лицо собеседника, неважно отвратительно ли оно или красиво, и тогда мысли, складывающиеся в слова, не зависят от внешней динамической среды, позволяя появляться идеям.

идей всегда много, они лезут, грозясь заполнить собой не только пространство упомянутых кухонь, но и всей квартиры, дома, они хаотично оспариваются и принимаются по апробированной схеме "да да нет да", вся группа собеседников наполянется вдохновленным прозрачным воздухом новизны и отрешенности от бытовых проблем ашана и азбуки вкуса. но что-то случается все время. будто запускается китайская мультипликация - трагический тигр в мучительном прыжке побеждает дракона, "рапид-рапид-рапид", струнные и все. идеи выветриваются из кухни через горлышко вытяжки, оконными ставнями, табачным дымом, бесконечностью красного сигнала светофора, приказывающего остановиться, стоять, не двигаться. идеи умирают как мухи-поденки - первыми, а ними последней - надежда. и все возращается к десктопу, наполненному бесконечными иконками нудных напоминаний. я в своем простодушии постаралась объявить священную войну за идеи. за продолжительность их жизни, реализацию маленьких записок, собранных на разных бумажных и электронных носителях. чем больше идей останется жить, тем больше надежда на то, что из них родится что-то прекрасное.
4 похвалило похвалить

речевой диагноз [24 Jul 2013|11:50pm]
- какие у вас прекрасные горшки! и как много у вас прекрасных горшков - веселая бабка восхищенно хвалила таджиков, подстригавших растительность у старбакса - просто великолепные горшки! где же теперь взять такие горшки? у меня столетник помирает - пересадить некуда, а выкинуть сил нет. черти бы побрали собянина, змею подколодную, все позакрывал, горшка достать негде! а у вас горшки все в земле! собянин, скотина, все позакрывал, негде горшок купить. а может, мне украсть у вас один горшок?

таджики безмолствовали. мимо проплывали бежевые плятья-футляры и черничные юбки в пол. забавно, что внешний вид современной одежды настолько образен, что иногда за усиленно подобранным гардеробом не видно самого человека. тревожный ветер лепил из кусков пуха сероватые шары, наполненные пылью и пеплом.

- какая интересная логика. если обвинить кого-то в своей проблеме, то можно внутренне легализовать, например, собственное воровство. то есть по сути, если я вербально обвиню какую-нибудь конкретную личность, например, я признаю министра финансов виновным в участии в коррупционных схемах, я таким образом изящно легализую свое право воровать продукты питания - из конторского холодильника или даже из "азбуки вкуса". потом я сознательно придам своему действию окраску реакции на противозаконное действие другого, и в моем поступке даже как будто проявляются оттенки чести и благородства. вот это да. эта зависимость поглубже, чем классическое "да я истеричка, потому что меня в детстве заставляли играть на пианино по семь часов в день." или вот к вопросу о высшем образовании...

все лучше стоять на крыльце в погожий летний денек, нежели унывать над диаграммами увеличения совокупного дохода. когда я говорю, я чаще говорю сама с собой, нежели с собеседником. в открытом мире более целесообразным кажется молчать. ты все равно трактуешь открытую обратную связь на свое сообщение, искажаешь ее, транслируешь в свой мозг только после жесткой обработки внутренним редактором. поэтому говорить в общем-то не о чем, особенно когда ты точно знаешь, что ты хочешь услышать.
6 похвалило похвалить

торг здесь не уместен [23 Apr 2013|11:46am]
начиная с клина тверское направление ожесточенно пугало своей крикливой безысходностью. покосившиеся фасады авторства казакова на фоне залежалого и будто обугленного снега, дорожные кратеры федеральной трассы, осыпавшаяся желтая краска как ископаемые листья на остатках асфальта. главной достопримечательностью твери оказался гипермаркет лента. "сколько батонов этой колбасы ты хочешь?" - женщина в черном кожаном пальто нежно интересуется аппетитом угрюмого лысого толстяка. тот задумчиво вытирает лицо платком и закатывает глаза, будто вспоминает ускользающую цитату. в конце концов, что тут такого? параджанов тоже наверное стоял в очереди, а висконти, несомненно, когда-то покупал и колбасу, и сыр. но я отвлеклась... гипермаркет лента гипнотически притягивает к себе исторические здания, пожирая их своей необъятной пастью. я закрываю глаза и решаюсь на диалог с магической душой ленты.

- лента, что тебе надо?
- я хочу, чтобы все были сыты.
- зачем ты ешь областные памятники архитектуры?
- они не приносят еды. они вызывают грусть и уныние.
- но иногда грусть - это даже хорошо.
- дура! у нас демографический кризис. люди должны размножаться. для этого есть я, лента. я дарую счастье влюбленным.
- какое же это счастье?
- ну как... например, шампанское! в девятнадцатом веке его пили только гусары. а теперь его может пить каждый. и стать гусаром. потом он оседлает свою эвридику, и появится семья, внятно?
- внятно. прости меня, лента.


торжок встретил меня обезличенной площадью имени кровавого воскресенья. невыносимые цветы постельного белья "морфей" выгодно подчеркивали желтизну обоев пятиэтажного полуобщежития. однако, уже через несколько часов я поймала себя на мысли, что живу тут уже много лет. видимо все это моя внутренняя неустроенность, постоянные сомнения, желание толкнуть равновесие и завязать глаза - невротические качества заставляют искать места заведомо странные, неуютные и пытаться создать в них что-то хорошее, убраться, вымыть посуду, сделать хоть что-нибудь. весь этот город вызывает непреодолимое желание сделать с ним хоть что-нибудь. именно такие места подходят моему душевному беспокойству. если-крикнет-рать-святая-кинь-ты-русь-живи-в-раю-я-скажу-не-надо-рая-дайте-родину-мою.

- что это за манифест?
- это, между прочим, есенин.
- звучит программно.
- все равно.


верноподданные круглосуточных магазинов, постояльцы федеральных каналов, безымянные хранители китайского тряпья, отслужившие молебен московскому комсомольцу. к ним стоит проявить лишь чуточку внимания, а я не могу обеспечить должной субординации и бьюсь от покошенного забора к мосту, на котором происходит свадебная феерия. престарелый джип окружен хороводом молодых девушек в шароварах. они представляют собой архетипические статуи свободы. богини этикеток, музы социальной аномии. жених, стеная, проносит невесту над пропастью, перила увешаны сигнальными замочками несбывшихся надежд. играет музыка и гости кричат. в их голосах радость и суматоха. звенит осенний апрельский воздух, река колышется нестиранной занавеской. в горле окончательно пересохло.

- скажите, а бар работает?
- только по буднЯм.
- а где можно выпить. кофе.
- за церковью направо бар торжок-оникс.
- минут десять?
- да куда там.


мы депрессивны, злы и своенравны. и недозволенность покоя красоты сводит нас с ума. тогда я затягиваю запястья в оковы молчаливого согласия и продолжаю путь по безлюдным сосновым берегам. там можно проводить экскурсию чистоты. смотрите - здесь никто не кинул бутылку из под коньяка, а тут обошлись походной пепельницей. перепрыгиваю через ручей и вспоминаю замок на кладбищенской церкви. а в клину подростки пьют газировку со спиртом. все как всегда и как тогда.
1 похвалило похвалить

мелочи жизни [22 Mar 2013|12:44pm]
- а почему вы не обратились к участковому?
- этажом ниже живет бойцовая собака. она покусала меня в марте. простите.. не в марте... март сейчас. да, перед новым годом. и я ходила к участковому. он спросил меня, достаточно ли компенсации за укусы.
- вы проходили освидетельствование?
- конечно. я лежала в больнице даже.
- понятно. и что он сказал?
- а какая разница? бабка, которая выгуливает этого пса, до сих пор не купила ему намордник за сто рублей. а вы говорите участковый.
- кто ваш участковый?
- радик.
- хороший участковый, кстати.
- никто не говорит, что он плохой. но ему не до мелочей.


у меня образцовый подъезд. раз в полгода мне становится стыдно, и я, приложив максимальные волевые усилия, робко беру квитанции на оплату коммунальных услуг из маленького серого ящика на втором этаже. там регулярно курит пожилой мужчина. его седые волосы вечно ратрепаны, а глаза наполнены такой глубокой печалью, что любой самый строгий поборник здорового образа жизни легко оправдает его пьянство. он стряхивает сигарету в чугунную советскую пепельницу, забавно вытягивая шею, а затем приходит его жена и начинает дубасить старика скалкой или сковородкой. пока он молчаливым камнем падает с лестницы, женщина истошно рыдает, поднимает побитого супруга, и они вместе идут домой, обнявшись, и за ними клубится вот такая жутковатая постиндутриальная пастораль.

я никогда не любила выносить мусор, поскольку за пределами синей двери в квартиру меня могут поджидать любые неприятности. вообще выходить из дома в некоторой степени опасно, поэтому, в случае необходимости, я предпочитаю делать это быстро и незаметно. того и гляди - бегу по лестнице, рискуя поломать каблуки, а соседи только головой качают - ну и сорока. не то чтобы это выглядит как бег с олимпийским огнем, но что-то смутно похожее. в этот раз меня поймали полицейские, которым срочно нужен был понятой в деле "человека с фомкой". дело в том, что несколько ночей назад некий молодой человек с фомкой был озадачен поисками "того парня, лет восемнадцати", и эти озадаченность и любопытство проявлялись в весьма эмоциональной манере - молодой человек методично разорял подъезд этаж за этажом и даже заглянул в мою квартиру. его лицо было измазано чем-то похожим на манную кашу, а в руке была плотно сжата та самая фомка. в течение часа он молотил по металлическим перилам, дверям, электрическим счетчикам, а я тихо занималась монтажными склейками перед монитором. теперь соседка снизу испуганно докладывала полиции, а ее сын, которого и искал давешний герой, стеснительно разглядывал свои пушистые тапочки.

полицейские подражали французским натуралистам, стараясь бесстрастно и геометрически точно описать в протоколе положение разбитого стекла на мутном подъездном кафеле. они были похожи на два серых пузыря, переливающихся бензиновыми разводами, их добродетель была так неуловима, что места для маневра уже не оставалась. полицейский, запомнивший мое лицо по прошлому вызову, не позволил мне скрыться так легко.

- скажите а этот...
- его зовут иван. он живет на 9 этаже...
- он сейчас где?
- спит дома наверное. отсыпается..
- а почему его не забрали?
- так его забрали один раз. он порезал себе вены в отделении, и его вынуждены
были отвезти в больницу.

со временем  я потеряла интерес к происходящему. несовершеннолетний ваня с фомкой мало интересовал полицейских нашего двора. им хотелось пламенеющих сов на стенах или еще большей фантасмагории в стиле гоголя. обыденные смерти не волновали их. поэтому так не хочется умирать. ты представляешь как твое тело придут освидетельствовать два дымчатых пузыря. им будет жутко скучно, ведь им не до мелочей. мне будет стыдно, что моя смерть заставила кого-то сорваться с поста и приехать. всем будет нехорошо. поэтому я постараюсь не привлекать к себе лишнего внимания. но в качестве понятой распишусь. жалко соседку.
3 похвалило похвалить

нагревательный элемент [19 Mar 2013|08:06pm]
если бы не головная и мышечная боль, то достижение телом температуры 39,5 можно было бы смело считать приглашением в нирвану. ничто не тревожит мои редкие пробуждения, сны с плавным смещением фокуса - все, о чем мечтали самые смелые сюрреалисты - от движущейся архитектуры до марсианских зеркал, от прорывающегося в просторную светлую квартиру ослепительного солнечного света до танцев лихих и распутных манекенщиц на костях повергнутой революции. иногда я открываю глаза и вижу свет в конце туннеля. это всего лишь новое сообщение на экране рабочего ноутбука - болезнь у нас не поощряется также, как твочество римского-корсакова в москве начала двадцатого века.

сколько дней я пролежу здесь, теряя счет минутам, путешествуя по мирам сингулярности, воспитывая собственное бессознательное и изучая нелинейность времени. чистота и непрерывность эксперимента - вот что главное. экспериментируем дальше.
5 похвалило похвалить

а есть ли в этом мире место, где может стать лучше? вряд ли. [09 Mar 2013|04:05pm]
цветовая драматургия мартовских сумерек опустошает меня. мы создаем себе множество маленьких проблем, чтобы не думать о проблемах глобального масштаба. можем нарисовать себе идеальную картину мира и перестать прислушиваться к собственному сердцу. постоянный поиск и сомнения, которые могут уничтожить любой живой ум. страхи заставляют людей загонять себя в рамки шаблонов, страхи все эти демоны, навязанные нашей свободе воли. страхом полно все - от страха состариться до страха просто ошибиться. а мы все простые люди и не можем учиться ни на чьих ошибках, кроме своих собственных.
дофамин из кофе не усваивается мозгом. от мусора на лестничной клетке до холодильника и обратно, завернув голову в одеяло, сосчитала до сорока двух. впадать в уныние очень увлекательно, как говорил один замечательный автор. можно сидеть и часами смотреть в одну точку, и ты проиграл, даже не начав.
я думаю о поддержке. я стараюсь представить это расплывчатое понятие как что-то основательное, как объект, который можно потрогать. он похож на матрас из трэйнспоттинга - начинаешь кружиться и разворачиваться в комнате, тело приобретает ускорение, мозг отключается и ты врезаешься в этот матрас, эту глыбу, прислоненную к стене, немного теплую, чистую. и самое важное, что ты прилепляешься к ней, она тебя принимает. так выглядит поддержка. всегда хочется иметь то, чего у тебя никогда не было.
мой гефсиманский сад на полу, изъеденном падающими предметами, покрытым алым покрывалом, надо научиться забивать себе голову чепухой и не думать о главном. надо научиться прогонять рефлексию и забывать прошлое. надо просто выйти на улицу и покататься на трамвае по маршруту "чистые пруды - университет", соглашаясь с тенью кондуктора, вздыхая на павелецкой и расписывая сб, какая отвратительная выдалась весна.

мне постоянно чего-то не хватает. почему я должна постоянно ощущать потребность в других? я ненормальная. наверное, поэтому. я бы хотела чтобы все-все, кто меня любил, окружали меня, как стена. (с) красная пустыня
4 похвалило похвалить

автоматы, практика и заветы [03 Feb 2013|04:27am]
если лето тихое, значит будет гроза. я запомнила это, когда проснулась и не услышала, как поет канарейка. мама встала с кровати и вытащила мертвое тельце из клетки. дихлофосом отравила, наверное. потом были сбивчивые кадры прогулок по неровной траве, кочкам, козы, зеленый свитер и неумение отца пользоваться трансфокатором. никто не знал, что скоро преображенское сотрясется гулом порваных колготок, китайским халатом под перилами железного балкона, черно-белой больницей.

а потом было рациональное мышление. игровые аппараты. не бери слишком много от них, они могут ужалить. наверное, нажатие клавиши в далеком 93 году и сопутствующее ожидание трех вишенок напрочь отбили у меня чувство азарта. я приходила в ресторан "молдавия"(сейчас там расположена какая-то точка по производству бургеров) и нажимала на кнопку. папа пил коньяк или виски - в зависимости от настроения. никакого вивальди, все подчинено логике - сколько выпил, столько сыграла, притом азарт даже не нужен, он атрофирован скукой, этой повелительницей наших надежд. выиграв двести рублей до девальвации я шла в макдональдс и заказывала два чизбургера, картошку фри и пирожок. ну и спрайт, конечно. папа говорил про толстого и почему тот хуже чехова. 

- ты заметишь, что у толстого любой мало-мальски привлекательный внешне персонаж обязательно оказывается последней сволочью. это же комплекс, понимаешь? чехов тоже ненавидел людей, но тот по крайней мере делал это изящно.

восьмилетняя таня внимала, сурово тянула противную прозрачную газировку и планировала булгакова на выходные. через 7 лет моя тетя спросит меня, почему я никогда не открывала майн рида. и я, посмотрев снизу вверх, гордо отвечала: "на приключения не было времени." и мне отвечали: "а у тебя не было детства".

может и было, а я его и не помню. мне нравилось призрачно стоять под подъездом брежнева и тестировать напитки производства очаковского комбината, делать так, чтобы линда волновалась, бесконечно составлять планы будущей жизни. я научилась пользоваться трансфокатором, прочитала чехова, забила на толстого и хихикала под прекрасные пассажи стриндберга. меня просили не ругаться матом в конторе, не подходить избирательно к подчиненным и держать себя в руках в случае эмоционального взрыва. на это я растягивалась в кресле и говорила: "ничего ничего, мне надо лишь усилить действие в форме, а уж с содержанием не будет никакого замысла, это безусловно, дадада. ведь я могла бы быть шопенгауэром, если бы не ваши дурацкие слайды в пауерпоинте. я могла бы мыслить выше надежд пользователей безнадежной системы российского менеджмента организации. а пойдемте лучше в консерваторию, я целый месяц не слушала музыки, мне не нравится это."

мне не нравится это.
4 похвалило похвалить

дневная бессонница [12 Jan 2013|06:16pm]
середина зимы - не самое благоприятное время для утренних прогулок по цветному бульвару. шум ненасытной пасти эвакуатора, спешащего разогнать ровные разноцветные автомобили, напоминает о переполненности местности внешними объектами - они похожи даже не на калейдоскоп, они не представляют собой целостной картины настолько, что это отсутствие гармонии заставляет сильнее зацепиться за возможные картины совершенного в собственном сознании, но что-то постороннее звучит в нем уже несколько часов, не дает расслабиться и прижаться к фонарному столбу. и все же я прислоняюсь к нему, а он выключается как назло. скучно, ведь я даже не могу как следует разглядеть собственную тень в предложенных обстоятельствах.
из цветного выходят люди в вылизанной обуви, обычно спешат, но спешат аккуратно, пытаясь не поставить ни пятнышка на своих лакированных туфлях и сапогах. я думаю, что им это приятно. хотя такое вышагивание скорее всего требует значительной сосредоточенности на движении, ведь ноги должны подниматься и опускаться в застывшую грязь довольно проворно, при этом не вызывая ее перемещения вверх и вниз. как только я представляю, сколько умственных усилий необходимо прикладывать для подобной походки, мне становится больно. очнувшись, я понимаю, что размышляю о траекториях ног уже четверть часа и спешу домой.
пожилые женщины, предпочитающие очки с толстой оправой и червонную помаду, в метро всегда открывают томик пикуля. "и дался им этот пикуль," думаю я, прищуривая глаза. три часа не вполне здорового сна никогда не проходят даром - все кажется чуть хуже, чем обычно, щетина чуть более скользкой, взмахи ресниц изящных девушек чуть менее плавными, а дрожащий пар, вырывающийся изо ртов случайных прохожих и вовсе вызывает ассоциации с дымовыми трубами мертворожденного лондона конца девятнадцатого века
лестничная клетка между пятым и шестым этажами встречает меня жирным запахом борща, иссиня зелеными стенами и неоперившимися наркоманами, укутанными в засаленные дутые куртки. один из них блаженно растекается по кислотному вертикальному глянцу, второй, испуганно вскинув плечи, здоровается со мной. я ненамеренно мотаю головой и, закрывшись, думаю полежать - полежать пока полезно. тогда меня никто не тронет, лежачих не бьют
2 похвалило похвалить

скатерти и дороги [04 Jan 2013|09:14pm]
тоска. она одолевает меня серым пламенем традиционных планов. одна нога на крышке, вторая на холодном полу ванной комнаты - я бы свесила ее вниз как животное, обитающее в лимонных лесах южного полушария, да только некуда, кругом слякоть и грязь и еще серый гранит ванной комнаты, будь он неладен. полтора метра в квадрате и сухость какая-то недосказанная, как в тот неловкий момент, когда забываешь внезапно, что ищут тени в пещере платона.

изучаю в тесной ленте географию земного шара. швеция и нидерланды, мехико и куала-лумпур, куда только не заносят одиноких соратников реклама аэрофлота и скука неосуществленных дел. мне кажется, нам не хватает драмы, а ведь ее можно найти даже на площади перед станцией метро черкизовская, когда пенка подоблачной грязи скребет испоганенную обувь в половину четвертого утра, а неоновая вывеска, рассказывающая о несуразном московском климате плюс 2, оттеняет уродливые усики стадиона локомотив на мотив новогодней елки в оккупированной деревне. семерка жигулей, "пшел отсюда", влажный воздух, отсветы неба, в котором никогда не видно звезд, и вот ты бредешь назад, не в силах подняться пешком по лестнице от захлестнувших сиюминутных картин.

никогда еще я не видела, чтобы подмена понятий настолько загнала нас в фальшивую теплоту коробочных продуктов. кому-то экран смартфона, кому-то адреналин спускового крючка, кому-то скатерть-самобранка на итальянский манер. а я пока думаю что надо идти, идти, не оглядываясь.
5 похвалило похвалить

идеология маршрутки [26 Dec 2012|02:22pm]
- покрутившись на месте, вы увидите красивую старинную церковь. идите по направлению к ней. аккурат за церковью вы увидите остановку маршруток. находите 584 и едете до бизнес-центра.
- церковь - маршрутка - бизнес-центр. актуально.
- до свидания.


похоже на роман-трансформацию. маршрутка способна постепенно, с присущим ей как всему бесконечно уродливому жалким совершенством выдавить из
человека душу - по капле, по дюйму, а вскоре, пока он не заметил пустоты, запустить в образовавшееся от души пространство бизнес-центр. или
торгово-развлекательный центр. какой-нибудь.

осмотр на месте показал, что искомый храм окружен рядом маленьких харчевен, магазином для взрослых, гастрономом и, как и было отмечено моим собеседником, остановкой общественного транспорта. я села в грузовичок указанного номера и подготовилась к перерождению.
лениво течет река двадцатипятирублевок, водитель вздыхает, он вглядывется в суровую ночь маршала жукова, а с обеих сторон проплывают кирпичные корабли академика жолтовского. весь путь занимает около сорока минут. лица пассажиров отмечены почти всеми негативными чувствами сразу - тоска, скука, озабоченность, грусть, уныние. никто не улыбается. я всегда знала, что селиться в удаленных районах опасно для здоровья. все эти зимние пакеты, неуютные сиденья, тьма паласа, склизкий пол салона этого недоавтобуса, этой ежедневной тюрьмы на колесах. такие путешествия на край ночи способны спутать светлые мысли и заменить их холодными лампами дневного света, а размышления свести к составлению списка покупок.

спустя полчаса живописный охранник объяснял мне как выбраться из этой неназванной точки на окраине города. идти было долго и холодно, я повторяла слова франсуа вийона, осторожно и методично спотыкаясь о бугристую наледь на пути к автобусной остановке, и далее до полежаевской, прямиком по хорошевскому шоссе.
2 похвалило похвалить

готика савеловской слякоти [17 Dec 2012|05:51pm]
мы течем и изменяемся под воздействием непримиримой сингулярности, как текущая грязная вода городского тротуара. каждую секунду мне нужно принимать важные решения.
- мне надо чтобы мне было тепло и вообще об этом не думать. я не хочу думать об этом, понимаете?
- у нас есть очень красивое пальто. с мехом шиншиллы. топовая модель.
женщины в гуме меня не раздражают. они видят мою ненависть к торговой точке, и они прощают мне все, предугадывая разнузданную платежеспособность. в магазине я готова отдать все средства с кредитной карты, лишь бы от меня отстали. лишь бы выполнить ритуал утепления и обратно - подальше, далеко-далеко. она надевает кашемировый футляр на мои трясущиеся плечи и убаюкивает:
- светло-серый изумительно подходит брюнеткам.
- в нем тепло? понимаете, я мерзну. я много хожу и думаю. холод мешает мне думать. я устала. помогите мне.
- конечно. у вас есть карта?
- какая карта?
когда меня вели к платежному терминалу я размышляла о праге с высоты птичьего полета. интересно как будет выглядеть вышеград, если посмотреть под тремя разными углами, если прищуриться, я старалась не забыть прочитать про шпили в готической архитектуре, шпиль джоселина, я тогда так и не поняла зачем он хотел сделать этот шпиль. 
избавившись от повинности и денег я молча шагала по шепчущей грязи кремля, затем плавно перешла ближе к воздвиженке, натыкаясь на праздные шубы, оптимистичную пятничную щетину, фотоаппараты тихих японцев. теперь мне было тепло, и я снова вспомнила о джоселине. все воздвигают шпили, невзирая на предостережения специалистов. я строю их постоянно, методично выбирая зыбкие и болотистые почвы, так же интереснее, зачем нам гранит, когда мы в валенках, пусть течет и изменяется или я это уже говорила. строить и рушить.

я нашла себя в уютном мире г2. она налила мне чаю, и я вытянулась на стуле, разглядывая фотографии новоиспеченной красногорской резиденции моей милой знакомой. решения в японском стиле, диван с подлокотниками, столешница - из натурального камня, детская в другой концепции и главное - люстры. это тоже своего рода шпиль. но с фундаментом. это совсем не безумная идея. я так не умею.
- я не могу ответить на твой вопрос. главное решить, что ты хочешь оставить после себя. ты завидуешь л.? он проводит полгода в китае и камбодже.
- по-моему, все ему завидуют.
- нет. надо понять, что ты получишь от этих путешествий. я бы не могла скитаться без цели. что будет через 30 лет? а через 300? чтобы быть хэмингуэем надо быть гораздо... умнее, чем я. хорошо, не так. надо иметь гораздо больший опыт. пока я могу красоваться лишь картинкой с выставки стратегических консультантов в австрии. пока рано.
- ну если ты захочешь подумать, то просто приезжай сюда.
- да. вверх вверх и подальше.

таксист рашид не понимал почему я плачу в его машине. а все просто - когда воздвигаются шпили, мы защищаем свое сооружение, стараясь отгородить его, и теряем ту откровенность и непосредственность, в которой мы лежали морскими звездами в 2003 году. 
1 похвалило похвалить

предметы первой необходимости [22 Oct 2012|01:39am]
в бухгалтерии большинство людей чувствует себя плохо. стоят, переминаются с ноги на ногу, некоторые в раздумьях потирают носы, покашливают, большинство чуть слышно сопит, смотрит в одну точку. длинные ряды столов заняты непосредственно бухгалтерами. а также снедью. отличительной особенностью любого бухгалтера являются аккуратно запакованные в полупрозрачный пластиковый пакет печенья и конфеты, банка с чаем или растворимым кофе и, в особо каноничных случаях - варенье. бухгалтера трудятся и в перерывах едят печенье, конфеты и запивают их чаем, если вам повезет, то с вареньем. иногда бухгалтера устраивают пир и едят шоколадный торт или домашний вишневый пирог с оранжевой корочкой. потом они молча моют кружки и возвращаются к своим колонкам. и считают, выписывают, ткут в нашей вселенной, наполненной сладким сияющим хаосом и мерцанием вероятностей, возможно то, что не дает ей распасться на фотоны прямо сейчас - они сохраняют баланс.

двое зашли в бухгалтерию и молча оглянулись по сторонам. кроме механического стука клавиш не было слышно почти ни звука, лишь вера васильевна, поправляя пучок, торопливо вздыхала в углу на свою неугомонную дочь. двое подошли к молоденькой жене и молча уставились на ее спину, грозно буравя хрупкие лопатки, выступавшие под вязаной жилеткой. женя вздрогнула и, поправив очки, отрезала:

- это вам к геннадию оскаровичу.
- а вы не соблаговолите уладить этот вопрос?
- нет. с вашим авансовым отчетом будет разбираться сам геннадий оскарович. это прямо и направо.
- хорошо.


геннадий оскарович был грузным мужчиной под пятьдесят. сейчас он неторопливо разглядывал свое аккуратное брюшко в вечернем окне и, приговаривая то ли "мы еще повоюем", то ли "мыслимо ли что еще не свели за июль", поправлял галстук, брал ручку со стола и клал ее на место, размашисто поднимал телефонную трубку - в общем творил черт знает что. когда двое зашли в его кабинет, не поленившись как следует грохнуть дверью, он невольно сжался.


разговор с главным бухгалтеромCollapse )
3 похвалило похвалить

воплощение шпеера [13 Oct 2012|11:44pm]
вена - город одиночества. это было разлиновано латиницей на бессмысленных одутловатых лицах женщин паспортного контроля, тоскливых граждан с однотипными табличками-порядковыми номерами, тоскливо встречавших тоскливых пассажиров, координатора такси - немолодого араба в функциональной форменной желтой жилетке. никакого задора и заигрываний ар-нуво, лишь равнодушные проплывающие постройки. я даже не сразу поняла, как в этом городе могли исполняться песни гурре, пропитанные чувственной живой любовью и страданием. тут не страдают, тут функционируют, просто и по-замятински сухо. никто не скажет - смотрите, солнце.

частичка тепла в виде пожилого таксиста-серба, разговоры о новом саде, невзрачная бетонная коробка маленькой гостиницы на окраине - местное гольяново, переделкино или алтуфьево, до пратера не добраться, и снова идет дождь. я собралась с силами и размашисто расчерчивала карту, прокладывая виртуальный путь от сецессиона до фрейда. пока я напряженно вглядывалась в черные значки, скупо оцифровавшие все достижения науки и искусства последних столетий в этом городе, в голову резко ударила паническая атака. сердце улыбнулось на прощание, и началась последняя стадия отчаяния, меня преследовали немецкие охотники, загоняя в стерильность своего обезличенного инкубатора палками регулировщика, но это следствие повышенной температуры, ничего, и только бы добраться до малеровского зала.

боролась с непреодолимым желанием просидеть все дни в этом неприступном бетонном флактурме, изучая город по безболезненным фотографиям на экране компьютера, прокрутить графику мозера в собственном воображении, пусть время идет быстрее, как аб ходит иногда по набережной дуная, целенаправленно, помогая руками, практически взлетая над засоренной промышленными отходами древней рекой, а под конец и независимо паря над картой европы.
9 похвалило похвалить

колыбельная обратного отсчета [09 Oct 2012|12:52am]
в гостинице, которую я про себя называю "агата кристи" не хватает одного - гостей. раз за разом приезжая сюда, я особенно сильно ощущаю как звенит пустота за могучими мраморными колоннами и ненадежно возвышается сводчатый потолок главного холла, а завывание ветра за окнами приносит тени забытых предков и расставляет их ревностно, да прямо перед моим внутренним взором.

суетное определение приоритетов - что может быть бесполезнее в процессе планирования своего собственного места в пространстве-времени, когда оно переливается, как настоящее сокровище и отстегивает настоящему наблюдателю такие возможности, о которых и страшно помыслить, если попросту опустить сознание до рамок списка покупок. жизнь просто необходимо прожить виртуозно, иначе она проучит тебя и превратит многомерную душу в плоский портрет среднего обывателя.

невероятно, вылезаешь в окно на навес, а там уже снег идет, вроде я и стояла, опираясь о дверной косяк сначала, и было лето, а вот теперь все изменилось, и время вальяжно зевнув, начало свой отсчет в противоположную сторону. очевидно, что наступил час погулять по крышам, только вот некому тут взять за руку, и все здесь спит - ночь на дворе, далибор, налейте мне еще чаю, пожалуйста, хвала вам.
8 похвалило похвалить

восемь с половиной часов [08 Oct 2012|12:12am]
- что мне делать? помогите мне, пожалуйста! я должна улететь сегодня!
- вы можете приобрести билет на вечерний рейс.
- у меня нет денег...
- мы не можем провести безналичный платеж в воскресенье!
- нет, вы можете! пожалуйста! я стою одна в аэропорту. я сейчас умру прямо здесь, лягу и умру, вы готовы взять такой грех на душу?
- лучше выпейте чаю. мы постараемся что-нибудь для вас сделать.


терминал ф для фд стал уже почти постоянной точкой отсчета. утренний рейс в белград упущен, но жизнь продолжается, ведь официанты местного кафе уже выучили, что в салат не надо добавлять чеддер и масло, грибы, наоборот надо, а также то, что чай непременно с мятой и лимоном. депривация сна сопровождается употреблением успокоительных, вечный зов, батарейка садится, а нам так много нужно сказать.

я брожу по пустынному залу вылета, уже не волнуюсь, скорее парю над вечными китайцами в облаках собственных помыслов, а цель очень проста - добраться наконец до самолета и конечно спать все три часа до николы теслы. когда силы покинули меня, я продолжала крепко держаться за замусоленный томик манна, погружение максимальное, температура 37,2, назойливые коммивояжеры с банковскими картами, от которых нет никакого толка, я и не знала, что даже смерть можно взять в кредит, но мы еще повоюем, лишь разрешите мне хорошенько гульнуть на эти честно заработанные похоронные, с размахом, танцы с волками на полнолуние, и свет в конце туннеля, где загорается табло "посадка".

"пассажиров, вылетающих рейсом 133 просят пройти на посадку." место 9А в югославских авиалиниях, пожалуйста, пристегну, вертикальное положение, и, да, я никогда не буду спать на трех креслах сразу, потому что это унижает само понятие человеческого достоинства.
5 похвалило похвалить

проститутки белорусского вокзала [30 Sep 2012|02:19am]
из-за отливающих блестящей спинкой жука стальных конструкций проступала мирная субботняя ночь окна электрички. я рассеяно сфокусировалась на черно-белой грозной мозаике эпохи брежнева. она возвещала прибытие в родной город. на выкрашенных красной краской жестких деревянных лавках зябко утюлись пенсионеры, пара сентиментальных подростков, бритый крепыш в бомбере и пьяный гражданин, глаза которого выражали такую тоску и обреченность, что у меня невольно сжалось сердце. за 30 секунд до этого вышеописанный крепыш волок его по вагону и гулко орал: "мы русские, мы же русские, бля, почему ты бухаешь? все бухаешь, да? ну какого хера ты бухаешь?". теперь гражданин покорно опустил лицо в ладони, и я четко поняла, что ему было стыдно.

балаганный вечер балканско-еврейских напевов с непрерывными разговорами о судьбе досточтимых оли и димы дался мне тяжело. я абсолютно не знала, кто такие оля и дима, посему подробное описание его простецкого круглого лица и спор о цвете его волос, перемежавшийся восхищением олиным породистым носом, в громком и бессвязном диалоге линды и моей сестры казались мне абсурдным шумом, теребящим и так напряженные нервы. мое беспокойство усиливалось, когда я наблюдала в резких словах и движениях в. нашу такую генетически обусловленную нервозность, жесткость и некоторую несостыкованность мыслей, которую я всю жизнь упорно лечила математикой, а она, видимо, так и не решилась начать лечить. проблема построения логических конструкций является лакмусовой бумажкой определения классической женщины, это наверное то, что исконно позволяет высмеивать феминизм и фактически делать его несостоятельным в глазах просвещенной части общества. и мизерный кусок пирога, типа с., м. или к. будут всегда вынужденно страдать от нежелания большей части приравненных к ним биологически особей вылечиться от смешанности чувств и поступков.

свобода возможна только для тех, кто умеет ограничить ее от анархии крепкими конструкциями разума в широком смысле слова. поэтому свобода для большинства проявляется только в материальном праве, так как разум большинства практичен и зиждется на слишком осязаемых и простых социокультурных знаках - автомобилях, путевках, расширении границ перемещения, ящике. обретение разума, а следовательно, свободы, в широком смысле слова - сложный и тернистый путь. для этого надо тренироваться, познавать, исследовать мир различных текстов и замыслов, что так сложно. разум практический, полевой, приводит людей вот к таким нуклеарным сообществам типа расширенная семья, которая собирается поесть оливье с шашлыком и обсудить олю и диму под еврейско-балканские напевы.

вышла на белорусском вокзале в 0:15. именно тут мне хорошо и спокойно, и все пробегающие крысы для меня почти как домашние животные. молодые люди грузят красивых проституток в вагоны. одиноко и хорошо, я еду в свой гробик продолжать свой тернистый путь познания. надо же как-то выходить за пределы.
6 похвалило похвалить

сербская осень весны милошевич - часть 1 [24 Sep 2012|12:10am]
подведенные глаза махараджи, бритый затылок, а также кисти на пурпурном парчовом халате, линии которого повторяют черты заморских завоеваний великого правителя. ашуги грустят на мраморных сваях твоего вечного дворца. психолог подает готовую взорваться виноградину, а у подножия роскошного, расшитого павлинами дивана на цепи сидит обнаженная кудрявая пышная дева. правитель думает купить айфон.

безразличие мск сменяется томной благодушностью сербов. ни за, ни против, мадьярский сецессион, свадьбы в стиле рококо, сладкая дуня напоминает о машке горничной. мне бы попасть скорее в крепость, но дальше нашего кафе стинг я уже не уйду. я могу семнадцать минут смотреть на дунай и не решиться. а потом запланировать поездку на два дня - нью сад - москва, остановки в стране алкоголиков, а потом в украине. лежать на полке, смотреть за змеями на потолке и чувствовать себя приличным советским интеллигентом. ко мне конечно придет пророк и будет говорить:

- танечка, твое желание стать роботом совсем не соответствует концепции дарения миру своей сущности, которую ты приняла, будучи маленькой девочкой. тебе надо собрать волю в кулак и оставить прошлое, не раскорячиваться в проходе, а нести что-то, не все же презентации рисовать, все равно они как прах полетят по земле, цыгане будут собирать их куски для самокруток, таня, слышишь ли ты? стагнация мыслей способна привести к зависимости, а может и еще хуже, не удаляйся в толстовщину, померяйся кулачком с мудрецами, а может и выйдет что-то, что позволит тебе покинуть плоть среднемосковского гедониста и полететь к ледяной европе ксеносоциологом?

но нет, пока нет, любовь моя. пока я собираюсь с силами и прорываю блокаду скорости звука одним лишь известным мне способом.
похвалить

даже проплывать по небу [17 Sep 2012|08:27pm]
встречи, обмен символами, двойной кофе или тройная водка (разница только в теме дискуссии) тчк

никогда нельзя разгружать оперативную память мозга. так называемые "я так разгружаю голову" моих замечательных друзей, которые для этого перелистывают щеголеватые картинки фиолетовых гастуков и морковных туфель, наблюдают за победой тотального эксгибиционизма сокровенных когда-то фундаментальных чувств на голубых экранах 52 или погружаются в противоречивое инфомационное поле полемизирующих каст небожителей. на одну секунду отпускаешь мозг - и все, вот она - бездна, проваливаешься в нее с гулом, свистом, но попадаешь не в изумрудный город, а в сталлактитовые пещеры чувственного мусора. нужно или время, которое искривляется на одной частоте с желанием побыть наедине с самим собой, или же непрерывная рефлексия на основе достойного текста.

справа узкое одиночное кресло вагона с кондиционированием, и оно пустое, то есть положить ногу на ногу, стиснуть колени до легкого головокружения и опустить глаза - транспортный вечерний анабиоз. симптоматика - одно большое круглое лицо мужественной мещанки средних лет, уставшее, толстые щиколотки настолько плотно обтянуты 20 ден, что волосы выбиваются из не слишком аккуратно стянутого на макушке жирноватого конского хвоста. слабоалкогольный титул торжества обыденности над безобразием - девица в кожаной куртке, с этими ушными раковинами, из которых произрастают электронные шнуры-катетеры, разноцветные ногтевые пластины, яд размазанных румян, безалаберность прочитанных мыслей. и, да, как я писала в 2005 году, все они кроме прочего занимаются сексом.

завтра я собираюсь растревожить авиапассажиров своей неловкой позой безвыходного путешественника, открыть книги на трясущемся подносе сербских авиалиний, и вновь попытаюсь выжить, проплывая по небу к столь дорогим и болезненным балканам.
2 похвалило похвалить

дома в новой зеландии [11 Sep 2012|10:13pm]
картонное благополучие маленьких обессилевших стран западной европы часто на короткий срок вызывает восхищение у склонных к меланхолии 30-летних молодых людей. задумчиво вытягивая лоснящуюся щуку из туманного озера, они любуются тихими кирпичными домиками, в которых в половину пятого вечера загорается свет.

беззащитность впечатлительности наблюдается в общем-то и в любом другом возрасте, не вызывая у меня ни отторжения, ни одобрения. я хватаю факт-текст, очищаю его от соломки, вставляю в наиболее неудобный мольберт и сразу же перестаю удивляться. разрушаю ценность основополагающих институтов общества не отходя от рабочего места, славлю цифру и критику любого события. мои конфликты разнонаправленны как роза ветров, а их решение всегда стремится к базовому ассемблеру. да-нет, ноль-единица.

как-то мой друг спросил меня - неужели я не хочу бросить все на полгода, скажем, и уехать путешествовать по миру, посмотреть народы крайних севера и юга, уточнить вкус несвободы тоталитаризма и запах свободы капиталистических держав, но я сказала, что у меня пока нет на это стратегических ресурсов. и вопрос не в деньгах, конечно, мне же вообще плевать на эту странную составляющую, у меня она есть как факт. я думаю о непрерывности образования атомов.

происходит атомная война. взаимопроникновение частиц вызывает бурные всплески. я могу разозлиться и решить пожить жизнью хэмингуэя. но пока какой-либо образ жизни не взаимоувязан с голой логикой, я не смогу ему последовать. как бы красивы не были пальмы или домики со свежевыловленной рыбой.
2 похвалило похвалить

на дереве [03 Sep 2012|11:15pm]
михаил матвеевич по-прежнему висел на дереве и приговаривал:
- матушка, ну зачем? ну я же не урод, не дегенерат. я же обычный человек. со своими достинствами и недостатками. я живой человек. ну матушка, ну за что?
матушка, по-христиански сложив ручки, сердобольно причитала, и в ее всхлипываниях одновременно читалось как нежелание смерти михаила матвеевича, так и желание свершения воли божией над ее нерадивым чадом. кажется, у  нее путались мысли.

узор моих ног складывался согласно новомодной брусчатке, я присвистывала что-то смешанное и бродила по человеческому лесу. судьба михаила волновала меня все меньше и меньше. допустим, он ослушается матушки, преодолев один из самых больших комплексов в истории человечества. или же не ослушается. а что значит ослушаться, если мы до конца не понимаем ее внутренних интенций? может она и хочет, чтобы он, любопытно распластав руки, кинулся вниз, как дедал, подлетевший к сонцу, падающий безупешным парашютистом на склоны южной европы? ну может и так. потому не мне их судить.

легкомысленные грузинки оттеняют боль в суставе, пока я жду любезную пару обуви. обреченность двигает мной - а какая разница тут ли сижу я на не слишком мягком пуфике, или дома ворочаюсь на досках - все это куски равномерного мироздания. я его мну, двигаю, а оно все такое же испорченное. как мысли матери михаила матвеевича.
1 похвалило похвалить

не существовать [30 Aug 2012|10:32pm]
я просто слушала симфонические танцы как всегда и увидела вечернее небо загаженной москвы. небо улыбнулось мне, я поняла насколько неопределенна реальность этого прекрасного задымленного города. я стояла и вдыхала вечер, понимая, что пространство вокруг меня можно зажать в кулак.

иногда необходимо, чтобы хотя бы что-то держалось на прочных стальных конструкциях. мне близки эфемерные структуры модерна, но в некоторых случаях надежность дорической колонны воспринимается яснее и чище. ночной психоз сменяется утренним звоном в черепной коробке.

в. глухо приветствует меня прямо из преисподней своего царского кресла - оно испещрено знаками отличия в типично офисном стиле - маркеры и желтые странички:
- как жизнь?
- хорошо, что ты спрашиваешь о жизни. впрочем, спросить о смерти тоже бывает весьма полезно. самое главное, что ты не спрашиваешь меня о существовании.


вечером дома на лесной завораживающе покрываются дымкой строительной пыли. несчастную улицу вновь засыпают песком, перемешанным с бетонной крошкой, чтобы потом методично разрыть до самых недр, ровно таким же образом, как образы разрывают мои мысли до основания возможных визуализаций, а потом сила воли вновь самопроизводит движения вперед и выстраивание собственных бессмертных архитектурных сооружений. я терпеливо вышагиваю рядом, так как мои мысли чисты и проникновенны. совершенно случайно задумываюсь о том, что скоро наступит осень, ларин опять поедет пережидать в тропические дали, я буду гордо надувать щеки первого октября, а сингулярная рябь моего подсознания сменится уверенностью размашистого расширения вселенной.
1 похвалило похвалить

сумма технологий и коллективное [30 Aug 2012|03:20am]
госпожа к. нервно переводит взгляд с маленького монитора на большой и делает неуклюжие заметки на разрисованных слайдах длинной стратегической презентации. какое счастье, что мозг практически научился сихронизироваться с оперативной памятью ноутбука в ситуации неопределенности, а пальцы работают независимо от воли обстоятельств по приказу центральной нервной системы клиента. по сути я не так далеко ушла от своих доисторических предков. они, часами выслеживая в запутанных влажных лесах нечто, сулившее стать пропитанием на ближайшие несколько дней, умели сужать свои чувства и инстинкты до по сути двух простейших состояний - сконцентрированность и оперативность. мне повезло немного больше, так как я имею возможность обложить себя несколькими клавиатурами, телефоном, отсканировать свои записи щелчком объектива, соединить шесть абонентов в одной точке, а затем организовать, расписать, сделать запрос и только на основании структурированного потока необходимой информации упаковать аналитику в выводы.

но этого недостаточно. удаленное распоряжение несколькими процессами пока сравнимо с марафонским забегом на убогих костылях бомжа с москоского вокзала. у меня замечательная команда быстрого реагирования. мощное техническое оснащение (не НАСА, но для стратегического консультанта сойдет). и все же. эффективное антикиризисное руководство проектом без тактильного эффекта присутствия по моим скромным подсчетам снижает скорость процентов на 40-50. даже если все умеют расшифровывать сканированный почерк, понимать друг друга с полуслова и импровизировать в жестко заданных рамках темплейта, вся сумма технологий, которая приходит к нам на помощь не способна заменить живой гул обсуждения и рисование гистограмм в попытках перекричать соседа. любой самый прекрасный рабочий документ, который когда-либо издавался в рамках моей профессии, всегда являлся смесью коллективного бессознательного и коллектиного сознательного. но я попрошу - коллективного, и это самое важное слово. поэтому пока я все же сторонник совместной жизни на земле вместо обощенного капсульного существования, командировок вместо видеоконференций и живого матерка в переговорной вместо бурления на межконтинентальных звонках. при сохранении и приумножении технологий - не вместо, а вместе с живыми сущностями рядом.
2 похвалило похвалить

повыше [18 Aug 2012|02:26pm]
в детстве и отрочестве я чувствовала свою неполноценность из-за проживания в классической пятиэтажке 60-х годов. я боролась с этим абсолютно прозрачными подростковыми методами - рисовала на стенах черным маркером розочку из альбома violator и образы стройных пин-ап девушек, обои заклеивала постерами рок-групп - отвратительная полиграфия девяностых, и писала мелком цитаты чернышевского и тургенева на обитой линолеумом рыжеватой двери.

АБ никогда не мог не напомнить о том, что потолки в сталинских домах минимум на 60 см выше, "а в конструктивистских на остоженке, танечка-танечка-танечка, ну там вообще колодец, ты не представляешь, я недавно был у одной женщины, вот там просто колодец в туалете, как будто в батискафе сидишь." Он с 14 лет вбил в мою юную голову грязновато-брезгливое отношение к однообразным белым коробкам, спаянным по краям бетонными контурами и спальным районам моего любимого города. эту тихую ненависть подкрепляла линда владимировна, которая иногда вздыхая за фарфоровой чашечкой, задумчиво рассказывала: "у нас была такая хорошая квартира на спортивной в доме 20-х годов. потолки там были 4 метра, огромные комнаты и очень светло. когда ты родилась, бабушка решила в третий раз выйти замуж, и нам пришлось разменять квартиру". будучи весьма депрессивным подростком я начинала отчетливо недолюбливать уже покойного на тот момент третьего мужа бабушки и мечтать о квартире в сталинском доме. с потолками 3.15 минимум. и колодцем в туалете.

высокие потолки. они до сих пор являются элементом моего довольно-таки страстного и необдуманного вожделения. я захожу в квартиру и сразу смотрю на потолок. если он достаточно высок, я перестаю думать и начинаю мысленно карабкаться по стене вверх.
5 похвалило похвалить

кошмар в англетере [02 Aug 2012|11:23am]
почему-то я вспомнила, что тем, кто вечером ест сыр могут сниться страшные сны.
я долго не могла заснуть в англетере - холодный номер, выкрашенный белой краской, насекомые, затхлый запах старины - все это не лучшим образом способствовало моему долгожданному и далекому сну. и мне приснился кошмар.

все началось с того, что ко мне в номер зашла м.:
- таня, я хочу кое-что тебе сказать - твою страницу в социальной сети взломали. как ты знаешь мне по правилам системы безопасности переслали всю твою переписку.
- удали, пожалуйста, ты понимаешь, что не надо ее читать... - я слегка смущаюсь, тру нос указательным пальцем и отвожу глаза.
- тут неспокойно. давай уедем в марриот.
- м., надо выспаться, мне завтра утром на беговую дорожку.


мы ложимся в кровать (почему-то в одну), и пытаемся уснуть. в узкую щель между портьерами пробивается светлая питерская ночь. дверь номера шуршит и входит разгоряченная полноватая горничная, с ней - не вполне трезвый мордоворот. наверное, охранник.
- надо проверить ваш номер.

они что-то проверяют в темноте и шумно уходят. мы продолжаем лежать и м. тихо шепчет: "я так и знала. здесь никому нельзя доверять." пока мы обдумываем произошедшее, в номер прокрадывается какой-то темный мужик и опасливо лезет в тумбочку. я уже хочу закричать, но м. говорит: "тссссс." когда он начинает рыться в вещах, она аккуратно подкрадывается к нему сзади и со всей силы бьет моим молескином по голове, он оголтело хватает первую попавшуюся сумку, выбегает из номера, но уже через секунду забегает обратно, так как за ним так же забегает мордоворот-охранник. между ними начинается драка, которую поддерживает и м. в итоге преступник достает нож и убивает охранника серией коротких ударов, затем бьет по голове мою м. я понимаю, что все нам всем конец, я начинаю кричать и осознаю "все, сейчас он убьет меня. но это сон. надо заново попробовать с ними справиться. надо просто попробовать по-другому".

мы возвращаемся к ситуации обсуждения моей переписки, вяло гуляя по холлу англетера. на часах 10:43, а я думаю вслух:
- а почему так много времени?
- это вечернее время, а не утреннее. так что время еще есть,
- парирует м.
- нам надо быстро предупредить службу безопасности отеля, что тут обнаружены воры.

я подхожу к группе неопрятных людей в растянутых свитерах, у них торчат ленивые пивные животы, на глазах поволока усталости и желания поскорее сдать смену.
- извините, пожалуйста, а к кому можно обратиться по вопросам безопасности? у меня есть подозрение, что в отеле завелись воры.
- что случилось, милая госпожа? вы свободны? я бы с вами переспал.


я морщусь, а второй, пожилой мужчина в джемпере с катышками, черном с красными и синими кругами, такие носили пенсионеры в 90-е, да и сейчас, наверное, носят, говорит:
- служба безопасности и есть я.
- проверьте номер 371. туда сейчас вломятся воры, -
быстро перебивает м.

он послушно уходит, устало вздыхая на строптивых постояльцев. через несколько минут раздается грохот сотни кастрюль, матершина и крики - из моего номера бегут по очереди уже два преступника. они с видимыми усилиями тащат на себе все мои вещи - цветные блузки, сиреневый чемодан, ноутбук, сумку. второй одет в мое зеленое платье, и тащит остальные пожитки. за ними неспешно перекатывается сотрудник службы безопасности и пытается отнять кусок одежды. горничные-близнецы застыли в молчаливом смятении.

я думаю: "нет, так тоже не пойдет".
в итоге я много раз переигрываю этот сон, но в финале любого варианта я понимаю, что либо сейчас убьют меня, либо вещей нет.

м. настойчиво говорит: "таня. давай уедем сейчас. плевать на деньги, поедем в марриот, а после мы сумеем объяснить руководству, почему мы так решили."

проснулась я в 4:30 утра оттого, что у меня бешено билось сердце. я не поленилась подняться, найти единственное, что могло спасти меня от взрыва паранойи - цепочку на двери. и закрыть ее.
2 похвалило похвалить

сербское лето весны милошевич - часть 2 [27 Jul 2012|01:33am]
"увидеть нови сад и сойти с ума" - шутка м. приобрела поистине пророческий характер.

кино продолжилось в восемь утра. я проснулась и поняла, что я уже должна быть на встрече. такси ехало быстро или как говорят тут - брзо. я параллельно разлепляла ресницы от ночного кошмара и вспоминала, какими словами обычно уговаривают директоров. в офисе мне налили кофе, и я успокоилась. за окном исконный рапид сербской чудожизни - кассиры местного супермаркета не торопясь выдают товар. этот процесс настолько медлителен и проникновенен, что я успеваю четыре раза прочитать в голове стихотворение брюсова, чтобы попросту не выйти из себя. 

вечерний дунай и бегущие сербки. ваши задницы достойны пера генри миллера, а я так не умею. все больше про организационные структуры, про показатели эффективности и модели переменного вознаграждения, ну что с меня взять - я персонаж, абсолютно обособленный в своем ареале эмоций и переживаний. голему големово. аб любезно подкладывает мне македонское, а я смотрю на прекрасный голубой дунай.

за соседним столом блондинка поедает громадное мясное блюдо. по набережной прогуливаются влюбленные. периодически даю себе волю и внимательно слушаю аб.

- я думаю, а зачем мне возвращаться в москву? все развалилось, все что мы строили много лет. дети, ипотеки, свадьбы. ключевой команды больше нет.
- надо двигаться вперед. негативные мысли влекут за собой окончательное окостенение, такое же как тени твоих любимые зданий на спешных набережных москвы. наше поколение слишком сильно бесится с жиру - нам постоянно плохо, мы выносим из магазина кроссовки за 15 тысяч и заглатываем неплохое вино в уютных заведениях, живем в своих расшитых эполетами шинелях и слушаем вагнера, постоянно жалуясь на хроническую ипохондрию. мне не нравится слушать жалобы. у меня есть несколько однозначно любимых людей, и почти ото всех я слышу одно и то же. я знаю. ты хотел бы поехать в малайзию и лежать там морской звездой, а я, твоя сестра весна, сидела бы как хемингуэй в углу дешевого бара со стаканом рома и, расслабленно стуча по клавишам, описывала бы тот реализм, которого ни один из нас даже не представляет. но я слишком открыта миру, чтобы так сделать. хотя в малайзии, наверное, исключительно хорошо.

- танечка, ты из тех людей, чувство самосохранения которых дает им возможность внушить себе все, что угодно.
- не исключено. зато это мое правило выживания.
 

я тренируюсь в персональном бассейне и ношусь по лестницам, пью лекарства и улыбаюсь, потому что мне сложно говорить "хвала" вместо "thank you". как может быть спокойно в стране, где официально используются и кириллица, и латиница, где все так тихо, что хочется устроить истерику, где во время обеда говорят на трех языках одновременно. диверсификация сознания продолжается. как же хорошо постепенно сходить с ума в нови саде.
5 похвалило похвалить

сербское лето весны милошевич - часть 1 [25 Jul 2012|12:46am]
харизматичная девушка уверенно обслуживала меня, одиноко забившуюся в угол терминала F. ее разноцветные ленты в волосах напоминали мне о том, что я все еще жива, дышу, и что сербы ждут меня в новом саду для распутывания гордиевого узла, завязанного сложными взаимосвязями бизнеса центральной и восточной европы. весна милошевич, импульсивный стратег, во что ты вляпалась и что ждет тебя на пути пылкого и порой бессвязного гонзоконсалтинга на манящих романтичных балканах.

я очнулась от собственных размышлений, когда принесли счет - у меня не было денег. вообще и совсем. мой бумажник таинственно исчез где-то между точкой А и точкой Б. на полное осознание этого факта ушло порядка пяти минут. потом я поняла, спасибо моих расшатанным нервам - приключение только начинается. вперед.

- в., у меня только что пропал кошелек!!!!!! со всеми картами. что мне делать???? у меня есть 12 российских рублей!!!!!
- расслабься, это рок, это евротур. в сербии ты будешь богатой, обладая этими деньгами.


из кафе меня отпустили виновато улыбаясь, бесплатно, под честное слово и наверное за голубые глаза, наполненные ужасом. в легком полусне прошли регистрация, досмотр и паспортный контроль. мои документы всегда в порядке, а новый чемодан спокойно уплыл по ленте. я оказалась в огнях сияющей зоны беспошлинной торговли шереметьево. вокруг улыбались представители различных финансовых организаций, унылые страховые агенты и вылизанные продавщицы ходовых парфюмов и дешевого алкоголя. у меня было ровно 12 рублей. весьма замечательно иногда проявить показательную крепость своей аскезы - в аэропорту за эту сумму невозможно купить даже бутылку воды. я усиленно втягивала сигаретный дым, примостившись между двумя турецкими баями и колоритной принцессой в сари цвета спелого персика.

чуть позже сербские авиалинии поразили меня своими стюардессами - они были по-настоящему разговорчивы с пассажирами, владевшими их родным языком. перекидываясь лебедем через колченогую облупленную тележку, они виртуозно подавали чай и пепси колу в пластиковых стаканчиках, параллельно бойко расспрашивая о каких-то пустяках, реалистично возмущаясь и охая. капитан корабля не отставал - он периодически подключался к интеркому и уверенно выдавал температуру воздуха за бортом, перемешивая ее с самодовольным армянским радио. пассажиры хохотали раскатисто, а я конечно не понимала ни слова. на секунду показалось, что здесь не хватает гусей. было физически необходимо, чтобы один из моих соседей вез с собой живого гуся. тогда я простодушно сошла бы с ума, и все бы встало на свои места.

прибытие в николу теслу сопровождалось продолжением детективной истории. казалось вся сербия всполошилась, узнав, что ее новая гостья потеряла не только голову, но и средства к существованию. на дождливой парковке дородный водитель живо всунул мне белый конверт с письмом и деньгами, вежливо заинтересовавшись хочу ли я курить у него в мерседесе представительского класса.

- да нет, что вы я потерплю.
- нет, вы должны покурить. вы же курите. вы долго терпели.
- но вы не курите! мне неудобно.
- это неважно. вот пепельница. курите!


сербское лето весны милошевич встретило первым за двадцать дней проливным дождем, темными полями и сладкими запахами неизвестности балканской жары. я шла из президент отеля, как ребенок, сжимая в ладошке тысячу динар, даже не представляя сколько они стоят по местному курсу. мне сигналят машины, а я подпрыгиваю под симфонические танцы и равнодушно изучаю закрытые в десять вечера витрины.
2 похвалило похвалить

11 дней без воды [10 Jul 2012|11:52pm]
лучезарная пришла, когда мы с в. обсуждали очередную индивидуальную проблему нашего дружного коллектива. я сидела на чужом стуле и разглядывала своего напарника. он задумчиво запустил пятерню в рыжие пряди, покачиваясь на ободранном генеральском кресле цвета спелого граната. офисная соната, платочек, ненавязчиво выпущенный из кармана пиджака, полуденные сплетни за поеданием ростбифа, ах вот кто-то опять допустил ошибку в вычислениях, все это громкие слова, которые говорятся тихо и приводят к непоправимым наводнениям, захлестывающим наш маленький баркас.

но мы же идеальные роботы мира воскресшего перфекционизма, мы же знаем, что розовый не сочетается с серыми буднями. лучезарная осветила мне алтарь и спросила как происходят проекты. я-незамедлительно-кивала-головой и отчиталась по псалтырю консультанта, а как же еще. индульгенция за невыпущенные коммерческие предложения, обещание стать лучше, оценка рыночной стоимости опциона, уверенно, примерно как у блока в двенадцати.

крысы первыми покидают корабль. а я остаюсь на капитанском мостике и вежливо машу рукой уставшим пассажирам. вам сыра, кофе? зажигалку? генеральша веселит присказками и ратует за приход к девяти.

позже я тихо собираю вещи и говорю and i swear that i don't have a gun. больновато.
похвалить

кукушки [02 Jul 2012|10:32pm]
когда я оказалась на ярославском вокзале, и солнце палило невыносимой тысячей иголочек, необходимо было дождаться электрички, идущей на фрязево. я обнимала толстую колонну необычного здания и смотрела на усы снующих охранников, пассажиры плетьми лежали на казенной мебели и было сонно, наверное как если ты собираешься отправиться в туманный котлас, то тогда тебе и не остается ничего делать кроме как коротать время до прибытия поезда, я имею ввиду, сидеть и вот так ждать, безвременно поглядывая на грандиозный потолок, усы или привокзальную снедь.

я взяла кофе и растворилась в массивных настенных часах. я постаралась, и они даже показались мне родными, особенно когда минутная стрелка, подрагивая, переступала с одного деления на другое. ввиду того, что я абсолютно также хожу по лестнице, я позволила себе стать часами. надо научиться ждать, научиться не переходить с деления на деление быстрее, чем того хотят мои друзья пространство и время.

в вагоне душновато, и я опять не подумав села на солнечную сторону. рядом сидел подросток, рыжие ресницы которого бездумно изучали пару плевков на полу. из его наушников раскалывающей балалайкой раздавался какой-то драм энд бейс. это вводило меня в состояние кататонии, потому я зарядила баха и посмотрела в окно. сменяющиеся картины за окном поезда - одна из интереснейших картин современности, образец изменчивости и при всем этом наивного постоянства. деревья, дома, девушки, достопримечательности - все это можно приглядеть в широкоформатном обзоре окна электрички, идущей мимо платформы северянин.

отъехав за несколько километров от москвы уже можно почувствовать себя иностранцем. узкоколейные промзоны, воздух, наполненный дождем, местные ребята притовариваются к слабоалкогольным коктейлям и удивленно смотрят мне вслед. постоянные перемещения учат нас, я учусь каждый день, я узнаю новое, законы здравого смысла и география местности становится абсолютно понятной - вот и высотка покачнулась, наверное будет дождь.

я сидела на радуге несколько часов, постоянно перемежая наслаждение с потоками информации, о которой нельзя молчать так как все предельно ясно. я люблю наслаждаться знанием. выглядывать в окно на зеленое пространство, такое же вечное как камни винтерфолла.
4 похвалило похвалить

железные нервы [01 Jul 2012|09:29pm]
объекты в процессе взаимодействия образуют факты, в этом витгенштейн был прав безусловно. я фактически взаимодействую с книгой корбюзье "планировка города", и испытывая к ней абсолютную страсть, материализую простой социальный факт. но таня не архитектор, и даже никогда не думала им стать. потому взаимодействие объектов "книга" и "таня" на лотке издательства так и не кончается ничем, оборачиваясь фантомным фактом. такое бывает.

следуй своим желаниям. иногда драму можно сообразить, используя простые количественные методы бытового биполярного аффективного расстройства. густав майринк предупреждал меня об этом, пока я не торопясь планировала свой собственный ромовый дневник, поддерживаемая молчанием телефонных гудков и весело улыбающейся девушкой в белом платье, которая смотрела на меня с усыпанной песком дорожки, а я нервно затягиваясь, перечитывала последние новости своего незадачливого мобильного хронографа.

я продолжаю тренировать свой нескончаемый вестибулярный аппарат, гоняя по углеродному тросу со скоростью кенийского бегуна, а кофе стынет на плите, позволяя мне насладиться животными звуками печального средневековья, раздающимися в самой глубине моего подсознания, так пока и не превратившегося в простой искин.

но я работаю над этим.
похвалить

троллейбус [30 Jun 2012|01:53am]
я давно не садилась в троллейбус, и вот сегодня решилась. в лучших традициях неспешно опустилась на остановке и слушала гул голосов со второго этажа кирпичного дома на новолесной. была вечеринка и люди улыбчиво курили на балконе. конец июня, легкость невозвращений, целлюлозные грезы о будущем. рядом со мной сидела немолодая женищина и ласково гладя три розы, покоившиеся на ее черных юбочных коленях, спросила:

- девушка, а семьдесят восьмой тут останавливается?
- вы знаете, я его тоже жду. я даже не уверена, что то, чего я жду настигнет меня в средне или долгосрочной перспективе. так что я наверное плохой советчик в плане троллейбуса.


наконец троллейбус подъехал. он неспешно завел меня в уютное кресло напротив статичного места кондуктора, я сложила вещи на коленях и, не решаясь читать, смотрела в окно на проплывающие облака сталинских домов.

горяга ждала меня на кухне, прихорашивая голую шкуру младенца, и с ходу предложила немного рома. я отказалась и надолго застыла в небе ее сурового балкона на бутырской - как будто печальные овцы несуществующего идола звали меня окунуться в их холодную влагу. они проплывали мимо рассказов интенданта о балканских курочках, которым нужен здравый член вроде него и здравый консультант вроде меня, я сосредоточенно пыталась улыбнуться, а костя неудачно демонстрировал гениальный замысел своей стометровой бытовки в красногорске.

теперь я возвращаюсь в свой покойный ящик и заколачиваю гвозди своего одиночного клуба. но быт не по мне.
2 похвалило похвалить

футурологический конгрессик [25 Jun 2012|01:51am]
длинноволосый а.р. неловко поглядывал в пепельницу, а катя увлеченно щелкала объективом. зеленые шероховатые стены, оттенки серого на знавшем виды мусоропроводе. я задумалась - хотелось бы обнять весь мир, но это не удастся, потому что диаметр моих объятий не позволяет абстрактно обхватить даже структуру мироздания, какой уж там земной шар. кроме того, мы все понимаем, что если в созвездии стрельца существует цивилизация, пускай и не производящая курдлей, хоть слабенькая - например у существующих там моделей высшей расы коротковатые ноги, тяжелый взгляд и нет беспроводных принтеров. все же до них я пока не могла бы дотянуться. или могла бы?

все разом заговорили об опере, перебивая друг друга платьями с открытой спиной, забыв о тристане, изольде, и прочих равных за откровенными дверями восприятия дресс-кода.
вчетвером мы провожали о. и н. до метро. на земле лежали крупные капли, я то и дело подпрыгивала на одной ноге и говорила, что я хочу жаловаться, но мне так хорошо, что я наверное не смогу. н. третировала колю, а он, как настоящий джентльмен погружался в асфальт всем своим крупным телом, от которого так и разило счастьем и неприкосновенностью.  мы попеременно вкушали гавану с колой из ядовито зеленого стакана и что-то неловко шутили, стараясь похищнее переплюнуть великого терри гиллиама. здание рынка уже перестало казаться мне таким мрачным и отрешенным, а локомотив сменил свой образ - с мертвого насекомого, подергивающего лапки к солнцу в агонистическом режиме, к довольно добродушной постройке, могущей вместить непроизвольное количество голосистых ублюдков. это умиротворяло.

- привет! я сбежала к тебе!
- а я вступила в группу риска клуба 27....


горяжа была в красном платье, а я была уже пьяна. ей нельзя было есть, пить, но она даже размеренно накапала себе красного вина в бокал с водой. я глубоко вдохнула ночной воздух и разлеглась на балконе с а.р., потягивая вонючий парламент и не думая в сослагательном наклонении - линия электропередач, лабильное лето, лесные знаки, где я могла бы не бояться перешагивать через поваленные деревья, ланселот озерный, либо все это уже мое в режиме сингулярного выбора, либо меня вообще нет, и тогда я часы на площади трех вокзалов.
похвалить

на открытой географической позиции [16 Jun 2012|05:34pm]
к вопросу о местоположении всегда есть что добавить. я философски наблюдаю за миграционными процессами, происходящими в моем непосредственном окружении. люди отчаянно ищут пресловутую зону комфорта, заворачивая за повороты узкоколеек, выданных им в режиме русского лото - кто-то рвется из города поближе кто-то подальше, кто-то вообще рвется из страны при всем этом даже разворачивая различные ставки - пережить слякотные пробки сурового шумного центра моего любимого города или совершить финансовый прыжок, доставляющий в эдем карьерной лестницы, или навсегда - созерцать со стороны москву как маленькую точку с золотыми куполами на карте мира и тоскливо строчить письма, которые некогда будет послать.

при всем этом многие рвутся именно сюда, упорно, надрывно, что мой землемер в замок на холме. кажется, что вся совокупность причинно-следственных связей подобных целевых и фактических перемещений легко умещается в одно предложение - господа и дамы, что агасферы проклятые, ищут счастья во вне своей физической оболочки, как будто оно доступно вне тела и к нему можно прикоснуться рукой - стоит только сесть на поезд, самолет или пройти пешком долгие километры от архангельска или там майкопа.

с другой стороны - пораженческая аскеза. залечь на дно, переместить глаз на одну сторону, зарыться в социальных знаках, проецирующих общие места, ну и в вообще занять позицию "ломать не строить". на данные застывшие элементы смотреть так же больно, как на скорбное лицо покойника, выгравированное на памятнике 1970-х годов. ведь здесь до счастья не просто далеко - здесь оно невозможно, как давно ушедший золотой век.

я со своей скромной стороны ласково обнимаю шуберта, и откровенно заявляю - постановка функции своего целевого кусочка счастья в зависимость от переменной географической позиции никак не снимет оковы с вашей души. и зона комфорта обычно никогда не находится на расстоянии протянутой руки.
похвалить

[15 Jun 2012|09:31pm]
история слегка зевает буквами
неосторожно оставляя позади
людей, которые как будто стали куклами
картонными и полыми внутри.
но мне зачем, я не люблю историю
выкручиваю крепче левый фланг
и все мое застойное такое
средневековье
я резко обращаю в авангард.
зачем же медлить, если есть вершины
пока есть пуля времени, свистящая внутри
я трогательно занимаюсь
саморазрушением
пока ты смотришь
как уходят корабли.
8 похвалило похвалить

иррациональное поведение [11 Jun 2012|12:49am]
дом вооруженных сил и ничто не предвещало беды. мы восседали в большом актовом зале, окна которого были завешаны собранными странными складками атласной ткани, поблескивавшей словно неизменная лампа следователей и стоматологов. я нервно зашла за колонну, покусывая изрядно намокшую сигару. на сцене юные блондины танцевали аргентинские плясы, нервно теребя широкие черные ремни, к. наслаждалась взглядами, которые мужчины бросали на ее красное платье. ко мне подошел мой новый знакомый и рассказал о том, что он учится в физтехе.

- а потом у меня есть проект... ну в общем, если все удастся, то я поступлю в гарвард, уеду отсюда. понимаешь, таня, я хотел бы стать человеком мира. ну то есть у меня есть такие планы. ты не угостишь меня сигаретой?
- отчего нет. и что потом.
- ну я хотел бы добиться многого. а потом завести семью, детей. у меня очень традиционные представления о семье - жена, я хотел бы иметь хорошую жену. красивую, любящую женщину, которая воспитала бы мне детей. а я должен быть успешным и приносить деньги в семью.
- это все конечно замечательно. поступить в гарвард и найти хорошую жену не каждый может себе позволить. однако по сути вопроса я могу сказать следующее - моя собственная теория хаоса не позволяет настолько сильно закодифицировать свою жизнь, чтобы посмотреть на несколько лет вперед, ведь стохастические процессы в моей голове направлены на исключение стабильных конструкций поведения. если бы вы их увидели, то наверное поняли бы почему я стою тут с бурбоном в бокале от вина и не решаюсь задать вопрос - нахера вам сдался этот гарвард.


потом я отошла и поняла, что сталинский паркет скрипит под ногами как элемент ушедшей эпохи тотального конформизма.
"никаких компромиссов", подумала я, спускаясь по широкой красной лестнице. на улице спешно устанавливали сложные металлические конструкции, выложенные из жестяных розочек. пиротехник дергал за веревку и розочки зажигались, являя миру имена взаимосвязанных жениха и невесты. люди визжали и хрюкали, подходя к горящим розочкам, неуклюже позировали, их снимал уставший фотограф, после чего пиротехник ловко прогонял стадо и ставил новую конструкцию, на которой горели имена следующей пары. и так до бесконечности. нервничая, я выкурила третью и решила пройтись по ночной москве.

все вокруг завертелось. за мной бежала к., я резво вырывалась из объятий лунного ветерка, а она плыла как белая лодочка, зазывая меня, но я не слушала, я уже подходила к недрам театра советской армии, нужно попасть туда, именно там ждет меня что-то. кто-то точно ждет. если войти в театр советской армии сбоку и попасть в запыленную гримерку, то я смогу встретить какого-то старого друга, который расскажет мне почему я поломала ключ от домофона, и еще он расскажет мне историю своей жизни, а я буду слушать и улыбаться печально. и вот я уже на месте, только крики к. слышны в узких коридорах, а на широком дерматиновом кресле в гримерке сидит и покачивается как бы в молитве коля д. я сажусь перед ним на корточки и он говорит мне раскатисто:

- таня, таня, вспомни, почему ты так боишься уехать домой. я тоже когда-то до дрожи в коленях пугался входить на территорию своей старой захламленной квартиры, где моль проела само нутро такого понятия как счастье, где все мое естество было сосредоточено в массивной стеклянной пепельнице и дороге за окном, но если бы ты знала, что корень этого восхитительного зла кроется лишь в дихотомическом процессе осознания твоего места в этом богом забытом пространстве. выпусти этот бокал для вина с налитым в него бурбоном, разожми свои взмокшие от ожидания пальцы, позволь мыслям течь медленно, и ты сама сможешь понять отчего ты страшишься синей двери, за которой собственно нет ничего кроме малиновых подушек на диване со следами кошачьих когтей. когда твое с иррациональное поведение перестанет тебя удивлять, ты уже не сможешь остановиться. да ты и не должна. удивляйся, милая, удивляйся, и скорее всего даже в собственной квартире тебя встретит шопенгауэр и торжественно вручит ключи от своей мистической мастерской.

я затаила дыхание, но вдруг коля закашлялся и стал растворяться, мерцая и подергиваясь как блики на утреннем озере возле версаля. прибежала к.

- я тебя всюду ищу, почему ты разговариваешь сама с собой? нам надо ехать!
- к., тебе нравится шопенгауэр?
- не знаю
- а жаль.
похвалить

архитектурный бетельгейзе [06 Jun 2012|11:09am]
иногда не мы идем по дороге, а дороги скользят под горящими стопами, перетекая одна в другую, с ремонта мира на красном октябре до дрожащих переулков между двумя арбатами.

- эти здания называются "вставные челюсти". они ужасны.
- ну да, они отвратительны, но в этой мерзости есть некая романтичная доля эклектики. то есть обшарпанные фасады этих печальных высоток настолько не вяжутся с понятием архитектура в принципе, что это даже красиво.

архитектурные системы. мы безусловно ценим классический облик москвы, стараясь затянуться зданиями до середины пятидесятых годов поглубже, однако, коренные нововведения, типа тех же вставных челюстей по своей сути являются той частичкой революции, которая позволяет самой незыблемой структуре обновляться и как бы принимать новые решения, которые должен уметь принимать каждый. курьяново сохранило тихоходные виды позднесталинской столицы - чистенькие продукты с румяными и мягкими продавщицами, выметенные дворы маленковок и пенсионеры, забавляющиеся шашками в уютных солнечных скверах.

но если отбросить ностальгию, останется авангард. способность менять и меняться является необходимым условием глубокого познания, и соответствующего развития всех необходимых процессов. нельзя наслаждаться только ярославским вокзалом или моцартом, надо воспринимать каждый информационный момент и разворачивать структуру собственной личности, пока она не обретет форму и размеры настолько масштабные, что мы сможем мыслить категориями бетельгейзе.
3 похвалило похвалить

энциклопедия кошмаров [23 May 2012|10:54pm]
дневной кошмар игоря к.

игорь к. отдал заботливо вычесанную отчетность директору и вышел в душный и липкий арбат. он семенил по придирчиво замощенному круглыми камнями переулку и думал о константах. точкой назначения был по-европейски вышколенный магазин, специализировавшийся на продаже высокого стиля самой изменчивой системы в искусстве - музыки.

резко допив бутылку жигулевского барного, он перекатился с пятки на носок, чуть-чуть взмахнул руками и выкинул пустую бутылку в заботливый мусорный бак. пахло каштанами. игорь к. не мог сделать выбор между дворжаком и уолтоном. решившись на теорию вероятностей он прилежно поправил свои интеллектуальные очки и не глядя схватил дворжака.

- у вас наличные или карта? - вежливо осведомилась худенькая блондинка на кассе. ее загорелые ключицы ярко горели на фоне выглаженной блузки.
"наверняка эта дура слушает дебюсси", - подумал игорь к., а вслух сказал:
- у меня есть весь мир....
наклонился поближе к привлекательной молодой девушке и, приложив заточенную ладонь к свей длинноволосой голове, продолжил:
- вот здесь.

диск был приобретен, осталось найти дорогу к дому. в длинном коридоре племянник трогательно обхватил колени молодого аудитора. но игорю к. было не до этого. он задумчиво заперся в библиотеке и неспеша разорвал полиэтиленовую обложку, не задумываясь бросив ее на пол минутой позже. глухой звук известил о вскрытии второй бутылки жигулевского барного.

когда диск был включен, игорь к. испытал культурный шок. на пластинке был записан дима билан.

он торопливо сглотнул слюну и сел у окна.

вечерний кошмар татьяны к.

аккуратно придерживая подол платья, в предвкушении приятного летнего после работы, татьяна к. приоткрыла ногой дверь книжного магазина и заглянула внутрь, с некоторой опаской попасть на толпу шаблонных клонированных людей в клетчатых рубашках. собирался дождь, и послеполуденная прохлада разливалась по уже слегка ободранной плитке тверской.

пальцы как всегда с упоением трогают корешки книг, глаза чуть сощурены, ага, вот он джойс, да-да, конечно, именно то, что нужно. хорошо, стоит совсем недорого, думала она. резко выхватила пошла на кассу расплатилась банковской картой. через дорогу также довольно бессовестно приобрела любимый "саят-нова", немного, чтобы насладиться книгой в компании коньяка - совершенно стандартная ситуация.

дом стоял на своем обычном месте и почти не изменился за долгий рабочий день. во дворе как обычно сновали узбекские экспатрианты, мамаши тащили своих упирающихся детей по сухому асфальту, а некоторые граждане нашей прекрасной страны в незабываемом стиле френсиса фитцджеральда лежали, уткнувшись понурыми бурыми лицами в свежеокрашенную зелень скамеек.

в квартире тоже не происходило ничего прямым образом необъяснимого. она шагнула на земляничное поле с бокалом во вспотевших от ожидания ладонях и с улиссом, романтично прижатым к левому боку и приготовилась хорошо провести оставшиеся часы.открыв книгу татьяна к. поняла, что там дарья донцова.

и вальяжно напилась под отчетливый стук солдатских сапог под окном.

ночной кошмар андрея с.

он не любил выбираться на горбушку, однако местоположение бывшего музыкально-кинематографического рынка выгодно сокращало дорогу от дома до точки Б. там людно и не очень чисто, хотя кафель на полу отдавал тем оттенком белого, который можно было оценить в 8 из 10. андрей с. придирчиво выбирал между микельанджело антониони и аленом рене. не мог выбрать. шел первый час ночи.

- скажите, а вы гарантируете, что фильмы, содержащиеся на этих дисках имеют приемлемое качество для просмотра? просто мне необходимо, чтобы не было пикселей, так как надо однозначно оценить перспективу и движущееся пространство, а когда пиксели, то я не могу, понимаете, так же совершенно невозможно оценить изначальную задумку передачи помысла. что вы думаете о помысле? если помысел как альтернатива возможен в рамках вашей суженной черепной коробки, то насколько разделяются ветви познания, когда возникают два возможных варианта решения проблемы? сильное отклонение в любом случае спровоцировано диалектикой ваших желаний и возможностей.
- с вас шестьсот пятьдесят девять рублей.
- спасибо.

ночная дорога до дома была абсолютно тихой как серпик луны в безоблачные летние ночи. в азбуке чутко выбрал молодое божоле, тонкие длинные пальцы не дрогнув нажали на заветную кнопку "играть". пить и играть. хорошая летняя ночь. откупоренная бутылка играла в венах похлеще идеальных струн вивальди.

когда мягкое жужжание двд-диска спроецировалось на экран, комната заполнилась вязкой пеленой когнитивного ужаса.
вместо антониони на экран проецировался дом-2

андрей с. закричал.

утренний кошмар артема р.

волейбол отменили. снова. обезличенные просторы крылатского на этот раз были неуютно ветрены и обширны. артем р. задумчиво брел к своей запыленной машине и напряженно решал судьбу свободы внезапно накатившего дня. мобильный телефон был в общем-то мертв, наверное они еще спят, ведь 9 утра, ну имею ли я право разбудить их, думал он, бесцельно описывая круги вокруг местной якитории.

решение пришло внезапно. двойной апельсиновый сок, конечно, прошептал артем р., нагнувшись к понурому бармену. а почему бы и нет? это освежит его и разрешит предпринять поиски, ведущие к несомненному решению задачи. домой, к слову, ехать совсем не хотелось. может поспать? зачем спать, если уже проснулся, подумал артем р. весело кружа вокруг собственного пыльного автомобиля, вертя пластиковым стаканом апельсинового сока 0.5 в сильных руках.

по дороге на чистые пруды он подсознательно остановился около "союза". надоело хочу новой музыки, торопливо думал артем р., выбирая лицензионный компактный диск. дима билан, совсем свежий, как мясо на гриле, совсем хорошо, а давайте. а почему бы и нет?

избавившись от пустого пластикового стакана, артем р. расслабился на водительском сидении своего компактного автомобиля. невероятное возможно - вместо димы билана из гулких динамиков доносились надрывные стоны симфонии дворжака.

артем р. судорожно схватил телефон и набрал такой родной номер игоря к. тот сразу же вызвал татьяну к. и пожурил андрея с. они свиделись и отправились на рижское взморье.

3 похвалило похвалить

скрытая камера три дня [21 May 2012|09:08pm]
когда в моей кудрявой голове бертолуччи перемешивается с фон триером, наступает долгожданный покой. будто смотреть на плавящиеся часы и наконец увидеть, что минутная стрелка сдвигается на одно деление вправо. это означает, что милая моя, ты умеешь двигаться вперед, я люблю тебя.

сон в летнюю ночь на раскаленном балконе, перелистывающем страницы черной тонкой книжицы, содержащей подробное описание ужаса, настигнувшего человека, замкнутого в бесконечном цикле однообразия длиной в сутки. вдаваясь в эти подробности, я начинаю ценить свою жизнь и свою нескончаемую свободу еще больше. так просто класть кредитную карточку и проводить ей по звукоснимателю, когда каждый платеж как бы шепчет тебе "и это тоже". дайте мне все, дайте мне весь мир, я буду трогать его грани аккуратно, но страстно, как острие раскаленной бритвы. даже если я поранюсь, как тем твоим ножом для резки сыра тонкими ломтиками, то раны имеют свойство удивительно быстро затягиваться, покрываться корочкой благословенного льда и давать возможность изучать подводные глубины моего подсознания и далее.

благословенно девиантное поведение, двери восприятия открываются навзничь, можно парить в этом хаосе, можно посмотреть на статую петра первого и переосмыслить ее с точки зрения классического сюрреализма.

так я подумала, опуская ноги в холодный песчаный карьер на юго-востоке ближнего подмосковья. в какой-то момент мне резко хотелось курить, и я дымила, отгоняя надоедливых насекомых от своих острых смуглых коленей, наблюдая как камни описывают полудуги на фоне душного серого неба, стремясь всем своим падением вызвать резкий звук раскалывающегося стекла. но что дозволено юпитеру, не дозволено быку, и стекло так и осталось мутно поблескивать на фоне теплого радиоактивного ветра. ну и монтаж, раскадровка, рельсы, искривленные к горизонту, а куда бы нам еще поехать, ведь прожигать эти странные дни так хорошо и спокойно.

неопределенность деленная на бесконечность. как мы любим.
1 похвалило похвалить

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]